Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Юй Хуа "Крик под моросящим дождем", глава "Угроза" / 余华《在细雨中呼喊》,《威胁》— ч.2

Выкладываю вторую часть главы "Угроза". Меня отдельно порадовал эпизод со спором о атомных бомбах разорвут они все вместе Землю, или нет? этот спор позже появится у Юй Хуа в сборнике эссе "Десять слов о Китае".

"
Я не верил, что земля разлетится на кусочки, и что взрыв пробьет в ней большую дыру — тоже не верил.

Доводы у меня были такие: атомные бомбы сделаны из того, что есть на земле, бомбы маленькие, а земля большая, разве маленькое может разорвать большое на кусочки? Я взволнованно убеждал своих друзей:

— Разве вы сможете побить ваших отцов? Не сможете. Потому что они вас родили. Вы маленькие, а они большие".

1707145733750627396

Мальчик по имени Гоцин (1), родившийся первого октября, в день основания КНР, и другой мальчишка, его звали Лю Сяоцин, стали моими детскими друзьями. Когда вспоминаю их, душа наполняется радостью. Галдя без умолку, точно три утенка, мы дружно вышагивали по нашей мощеной улочке.

Collapse )

Юй Хуа "Крик под моросящим дождем", глава "Угроза" / 余华《在细雨中呼喊》,《威胁》— ч.1

"Крик под моросящим дождем" — первый роман Юй Хуа, роман "о юности и смерти", в котором детская светлая тоска кристальной чистоты мешается с грязной склизкой яростью пубертата. Я выбрала для перевода главу "Угроза", она одиннадцатая по счету, но книга написана как "мозаика воспоминаний", и читать ее можно хоть с середины, хоть с конца.


tsy

Как-то раз, уже взрослым, я повстречал на улице мальчишку, он стоял один и так по-детски занятно жестикулировал, что я долго не мог оторвать взгляд. Солнечные лучи лились на пестро одетого малыша, а он выбрасывал в воздух пухлые ручки, сосредоточенно проделывая нехитрые жесты — казалось, в них развернулась вся его фантазия. Продолжая жестикулировать, он вдруг запустил правую руку в штаны и, раз такое дело, почесался, а на его лице всё также блуждала глуповатая улыбка увлеченного мечтателя. Ребенок стоял посреди шумной улицы, погрузившись в свой мирок, и никто ему не мешал.
Collapse )